Что такое соучаствующее проектирование

Мы, муниципалы, часто жалуемся на отсутствие или недостаточность полномочий для решения городских проблем.
Это во многом правда: полиция, прокуратура, городские комитеты и районные администрации – все они могут значительно больше, чем мы, и потому свысока смотрят на муниципалитеты. Тем ценнее то, что у нас есть. А есть у нас благоустройство дворов, и сегодня мы поговорим о том, как повысить качество его проектирования.

Представим себе ситуацию, когда в вашем дворе поставили детскую площадку: стоит себе корабль, сверкает яркими пластиковыми боками. Корабль стоит, а команды нет: либо он детям просто не нравится, либо в этом доме детей нет или почти нет. Карабкаются дети по дереву, наплевав на нормы безопасности, – нравится так детям. Почему же так выходит?
Может быть, виноват проектировщик «корабля»? Но он всего лишь исполнитель, а исполнителя можно выбрать и другого, да и работает он, как попросят. А просит заказчик – в нашем случае это Администрация муниципалитета (Местная Администрация, если выражаться юридически корректно).
Другими словами, мне кажется, что решить часть проблем с осмысленностью подхода к преобразованию дворов можно с помощью соучастия.
Соучаствующее проектирование – процесс совместной выработки проектных решений, к которому подключаются все заинтересованные лица.

На вопросы ответил Олег Паченков, социолог-урбанист, Европейский университет в Санкт-Петербурге.


– С чем мы столкнёмся при проведении соучаствующего проектирования? Чего нужно избегать?

– Во-первых, с недоверием. Поэтому очень важно, кто это делает, кто анонсирует и организует.
Во-вторых, важно обратить особенное внимание на способ подачи информации. Начиная от источников, вот начиная с муниципальной газеты (я не знаю, как у вас с ней), к которым в городе всерьёз не относятся. Ведь когда у тебя на первой полосе Путин или Макаров, то зачем её дальше читать – сразу понятно, с какой целью эта газета выпускается, и что там на второй и дальше страницах. Каналы информации очень важны, вплоть до дизайна объявлений о встрече. Любое А4 на фоне триколора и шрифт Times New Roman будут считываться однозначно – «в ведро».
Вернее, это будет кем-то считываться, но, скорее всего, это – не ваша целевая аудитория.

– А какая у нас целевая аудитория?

– Правильнее говорить о ядре вашей целевой аудитории, потому что цель соучаствующего проектирования, чтобы все люди были разными, но, чтобы что-то запустилось и процесс пошёл, нужно привлечь тех, кто разделяет основные ценности соучастия: готовность к диалогу с другими и персональной ответственности за территорию. Одно без другого не сработает.
Я очень люблю историю про беседку в одном из наших новостроечных районов – ребята-активисты просто сами взяли доски, инструменты и построили за день во дворе беседку. Закончили вечером, было темно, и не сфотографировали, думали, утром смогут, а утром она уже разломана. Причём в течение дня жители двора, прохожие, им говорили, что беседка не нужна, что это самоуправство, придут бездомные и т.д. Вот так бывает. То есть активисты проявили только один из двух принципов, и вот что получилось. Просто желания что-то изменить мало – нужна готовность к диалогу.
Именно на людях, готовых к диалогу и готовых что-то менять, всё и будет строиться. Другие подтянутся, когда появится доверие. Когда будет видно, что это не какой-то PR или предвыборная промывка мозгов.
И точно не нужно думать, что всё получится за одну встречу.

– А сколько таких встреч должно быть?

– Пять-шесть… Возможно, больше. Есть технический минимум – три встречи. Первая – знакомство, обмен идеями. Вторая – презентация некоего эскизного проекта для обсуждения. И третья – отсмотр уже по итогам предыдущего обсуждения проекта.
Но так почти никогда не бывает, поэтому 3 – это нереалистично, а 5-6 – реалистично. Важно понимать, что на встречах помимо технических вещей должно случиться доверие горожан – к организаторам, к проектировщику, друг к другу. Это процесс, и быстро не бывает.

– Правильно ли я понимаю, что инициаторами для жителей должны стать некие посредники (понятное дело, что заказчики – это мы)?

– Скорее всего, да. Власти у нас пока не доверяют и ждут от неё не диалога, а манипуляций. И принципиальный момент – не нужно стараться ничего навязывать, кроме правил корректного ведения диалога. Все остальное, вплоть до того, какую соцсеть или мессенджер выбрать для информирования и общения – люди должны решить сами, договориться. Поэтому фигура модератора принципиальна, это должен быть очень подготовленный человек, которого к тому же не подозревают в связях и тем более зависимости от властей любого уровня.

– Какой потенциал у муниципальной власти в организации соучаствующего проектирования?

– Я думаю, что он не просто есть, а даже так: муниципалитеты в городах федерального значения в определённом смысле обязаны взять на себя эту функцию. В силу специфики действия 131 Федерального закона и особенностей муниципального управления в
этих городах: муниципалитеты имеют полномочия по благоустройству дворов, а это именно то, о чём мы говорим.
В других городах эту функцию отчасти выполнят ТОСы [территориальное общественное самоуправление]. Но в Петербурге именно вы можете и даже должны запустить формирование во дворах сообществ.
Другое дело, что у нас в городе муниципалитеты почти полностью утратили функции местного самоуправления, став марионеточным институтом, зависимым от исполнительной власти, а в конечном счёте – от политики. Их зависимость не технического, а политического характера. Муниципалитеты в Питере сегодня – инструмент в руках политических партий, в основном, одной.
Другие партии, действуя в нынешних институциональных рамках, если бы победили, вероятно, попытались бы делать бы тоже самое. Будь «Яблоко» доминирующей силой, оно, боюсь, сделало бы то же самое.

– Как член партии Яблоко, не соглашусь.

– Ну, так или иначе, с этой ситуацией зависимости органов местного самоуправления от политических сил нужно бороться. Именно муниципалитеты должны создавать гражданскую, а не партийно-политическую базу для городских изменений.

– Медианный бюджет городских муниципалитетов на благоустройство вряд ли превышает 30-40 млн рублей. Это не очень много. Насколько вырастет бюджетная нагрузка в связи с усложнением проектной части из-за соучаствующего проектирования?

– Для дворов большой предпроектной стадии не нужно. Давайте посчитаем. Нужно реализовать, по большому счету, три функции: модерирование, визуализация и продвижение этого всего через социальные сети. И, скажем, 5 встреч. Нужно распределить эти задачи, посчитать, оптимизировать. Сколько стоит провести встречу? Её готовят 4 человека, ну, пускай 3 дня. 5 сессий – 60 человеко-дней. То есть два месяца работы full-time специалистов, не обязательно все с суперквалификацией.
Вот и получится, что около 200-250 тысяч рублей на руки. Ну, если нужно предпроектное исследование, может быть, это ещё столько же. Учитывая, что этим решается несколько задач: повышение качества итогового проекта, формирование сообщества, образование горожан, появление дополнительного внимания и интереса к проблемам округа и города вообще – то мне лично не кажется, что это непосильные расходы.

Виталий БОВАРЬ
Интервью из газеты “Владимирский округ”, № 9 (237) октябрь 2020 года

Поделиться ссылкой: