Лев Усыскин: Дистанционное обучение — не отмычка от всех замков

Лев Усыскин

Ситуацию с внезапным обязательным переходом на дистанционное обучение школьников я имел возможность наблюдать с позиции отца одиннадцатиклассницы — наверное, родители шести- , семи- или девятиклассников увидят ее по-иному, хотя, в чем-то и так же. Как бы то ни было, поспешу поделиться возникшими соображениями — вдруг для кого-то они окажутся полезными, помогут осмыслить происходящее и сделать практические выводы. 

Итак, вопреки многочисленным крикам ужаса, раздающимся со всех сторон, переход моей дочери на дистанционку показался мне вполне логичным продолжением того процесса трансформации, который уже много лет переживает наша средняя школа. Мне уже приходилось писать о том, что сделана принципиальная ставка на специализацию среднего школьного образования. В рамках одного школьного типа (обычная одиннадцатилетка, не гимназия, не лицей) учеников делят на несколько профилей с различной сеткой предметного расписания, а уже в рамках профиля ученик выбирает предметы, по которым будет сдавать т. н. необязательные ЕГЭ — то есть предметы, оценки по экзамену за которые учитываются при поступлении в выбранный учеником вуз. Это также влияет на сетку его уроков — он посещает так называемые «элективы», дополнительные подготовительные занятия для сдающих соответствующий экзамен. И не посещает «элективы» по другим предметам.

Я сейчас не стану обсуждать достоинства и недостатки данного подхода (мне он как раз кажется глубоко ошибочным решением, за которое страна очень дорого заплатит в течение нескольких ближайших десятилетий). Ограничусь лишь рассуждениями типа «Сказал А, говори же и Б», то есть требованием, чтобы выбранный подход хотя бы осуществлялся последовательно. Так вот, курс на специализацию с самого начала наткнулся по меньшей мере на две серьезные проблемы. Первая состоит в том, что очень трудно сверстать расписание занятий так, чтобы каждый 10-11 классник смог посетить то, что он выбрал и не посещать то, что выбрали для себя другие. Кажется, что указанная проблема как бы техническая, но это не вполне так. Нынешний школьный курс принципиально избыточен, необычайно дробен и хищнически прожорлив в том, что касается времени школьника. Оборотной стороной тут является расфокусированность и низкая требовательность по изучаемым предметам — причем, это проблема всего школьного курса, с 5 до 11 класса, а не только двух выпускных лет. Как следствие — ситуация с обязательным посещением хотя бы одного урока в неделю, который с любой точки зрения считается ненужным данному школьнику, воспринимается крайне болезненно. Чуть менее, но тоже весьма болезненно воспринимаются им и обязанности посещать просто те уроки, по которым не нужно будет сдавать ЕГЭ — и это вторая капитальная проблема выбранного образовательного подхода. Да, будущий абитуриент истфака смирится с посещением физики, поскольку ему все талдычат, что это надо для общего развития, но вот знаний он с этого урока практически не вынесет. Едва ли больше 5% учащихся что-то запомнят от уроков, по которым нету значимой для них отчетности (ну, может 15% в случае особо яркого учителя — но таких в обычной школе хорошо если больше одного).

Теперь — как это выглядело на примере конкретного школьника, моей дочери, которая задумала поступать в творческий вуз с очень серьезными входными испытаниями. Она была очень мотивирована и очень много работала — и мне было никак не убедить ее, что предметами, по которым не сдавать ЕГЭ, надо заниматься тоже. Отметка в аттестате? Что-то учителя поставят, тройки достаточно — а аттестат в приемной комиссии не учитывается, лишь бы был в принципе. В общем, из непрофильных предметов она (как мне кажется) что-то знает только из биологии — здесь как раз эффект яркого учителя. Остальное заброшено не позже 9 класса — на уроки она более или менее ходила, но на контрольных списывала, при первом же признаке ОРЗ в школу идти отказывалась насмерть — в общем, все понятно. И при этом — ей катастрофически не хватало времени на профильные занятия по подготовке к поступлению, приходится жертвовать ночным сном. В общем, еще в начале учебного года мы всерьез рассматривали возможность перехода на домашнее обучение — удержало от этого лишь понимание, что обучение экстерном потребует как раз менее фейковой отчетности по всем предметам, нежели имеет место при живом посещении школы, а значит, потребует реальных занятий по соответствующим предметам, пусть даже и самостоятельных. Грубо говоря, в классе списать легче, чем оказавшись с учителем один-на-один. 

И тут, как манна небесная на нас свалился этот самый карантин и эта дистанционка. Да, требовательность теперь упала кратно — но она и была невысока. Черт с ними, с ненужными для ЕГЭ предметами — лишь бы аттестовали. Зато прогулы уже не нуждались в медицинских справках и записках от родителей — можно было самостоятельно варьировать онлайн-посещение, чтобы остаться в рамках приличий и все же сэкономить время. В общем, последние два месяца школьной жизни оказались ощутимо облегчены — и за то спасибо. 

В целом же, я думаю, вот эти дистанционные возможности как-то помогут учителям организовать требуемую индивидуализацию учебного плана — худо-бедно, но инструмент опробовали, осталось придумать, как реализовать его главное преимущество: снижение издержек по гибкому формированию учебных групп. Конечно, хорошо бы использовать для этого более приспособленную платформу, нежели Zoom, конечно, все это вступит в довольно жесткий конфликт со старинным, военного толка, отношением к нахождению ученика в школе вообще и на уроке в частности — но что-то явно сдвинется благодаря нынешнему катаклизму — скажем, рассуждения о том, насколько школьники технически оснащены для дистанционного обучения теперь точно перейдут из стадии спора гипотез в стадию обработки экспериментальных данных. 

В общем, опробован новый мощный инструмент — весь вопрос теперь в разумном его использовании, важно не считать его отмычкой от всех замков,  универсальным решением всех проблем. Все это увлекательно, и те, у кого дети учатся сейчас в 5-6 классе, станут в полной мере свидетелями революционных сдвигов подобного рода.
Станут ли при этом их дети более образованными — это уже другой вопрос.

Лев Борисович Усыскин — журналист, писатель. Автор нескольких научно-популярных книг для подростков, волшебной сказки “Необычайные похождения с белым котом” и нескольких сборников рассказов. Лауреат литературных премий.

Поделиться ссылкой: