Незаконное может стать законным

Круглый стол: Стрит-арт в центре города

25 июня во Владимирском округе прошел круглый стол, посвященный проблемам уличного искусства. Почему не работает процедура согласования проектов в КГА, кто должен быть «оценщиком» произведений стрит-арта, нужна ли общественная экспертная комиссия, которая могла бы защищать хорошие работы, как муниципальная власть может помочь художникам и жителям домов, которые готовы участвовать в художественных проектах? 
Руководители Владимирского округа пригласили депутатов, художников, кураторов, заказчиков проектов паблик-арта, чтобы обсудить проблемы этого актуального вида искусства и предложить возможные решения на уровне муниципального округа.

Участники круглого стола

  • Денис Тихоненко, глава МО Владимирский округ
  • Павел Небензя, глава МА Владимирский округ
  • Борис Вишневский, депутат Законодательного собрания Петербурга
  • Александр Кононов, заместитель председателя Совета Санкт-Петербургского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры
  • Анастасия Владычкина, арт-группа «Явь»
  • Валентина Карпова, управляющий партнер компании «Проект 1»
  • Екатерина Роговцова, генеральный директор ЗАО «Полиграфическое предприятие №3»
  • Сергей Ушан, креативный директор агентства Zero
  • Николай Сапрыкин, куратор фестиваля Арт-Стена
  • Светлана Петрова, председатель секции новых медиа Творческого Союза художников (IFA), президент Международного арт-форума graFFFest (2011-2013), создатель проекта Fat Cat Art
  • Сергей Сёмкин, художник
  • Дмитрий Прытков, муниципальный депутат Владимирского округа
Слева направо: Валентина Карпова, Марина Цай, Анастасия Владычкина, Борис Вишневский, Павел Небензя, Денис Тихоненко
Слева направо: Сергей Ушан, Николай Сапрыкин, Светлана Петрова, Сергей Семкин
Александр Кононов

В центре города удачные работы стрит-арта становятся новыми достопримечательностями, к ним водят экскурсии, их фотографируют. И печально, когда такие произведения уничтожают, неровно и некрасиво закрашивая. При этом некоторые девелоперы, особенно в спальных районах, заинтересованы в появлении паблик-арта в своих кварталах, где росписи выглядят как элементы благоустройства.
Уличное искусство способно изменить мрачное настроение в депрессивных районах города, раскрасить глухие стены, придать дворам индивидуальность. Образно говоря, хорошая работа не нарушает исторический и культурный контекст, а продолжает и развивает историю города.
Как муниципальная власть может помочь талантливым художникам?

Мы хотели бы, чтобы это было законно, красиво, креативно и надолго

Денис Тихоненко,
глава МО Владимирский округ

«Потребность муниципального округа в интересных проектах уличного арта объективна: у нас есть не только центральная часть Владимирского округа, но есть и часть, которая находится рядом с Обводным каналом, достаточно депрессивная территория, если бы там мы могли предложить какие-то интересные проекты, это было бы крайне интересно. Мы все обратили внимание на работу группы «Явь», она мне кажется крайне интересной, она символично вписалась в наш округ, разнообразила и раскрасила оформление задней части нашего округа, она привлекает внимание. Очень креативная работа, и интересно, как отреагирует город: отремонтирует стену или банально некрасиво замажет?
И если бы в дальнейшем мы смогли какие-то проекты реализовывать в округе, это было бы хорошо. Мы хотели бы, чтобы это было законно, красиво, креативно и надолго».

«Женская власть». Арт-группа «Явь»

8 марта на стене дома 89 на набережной Обводного канала появилась картина арт-группы «Явь» «Женская власть». Несмотря на то, что это монументальное произведение коммунальщики грозились закрасить на следующий день, эта работа уже четыре месяца привлекает внимание жителей, туристов, фотографов и уже стала местной достопримечательностью Владимирского округа.

Уличные художники согласны, что их работы будут закрашены. Но не через день.

Анастасия Владычкина,
арт-группа «Явь»

«У нас много планов на Владимирский округ, потому что я здесь живу, и у нас много стен. которые требуют к себе внимания. Можно же рисовать не на новых чистых недавно отреставрированных стенах, а на стенах, которые в плане стоят на ремонт и в процессе ремонта через несколько лет это будет закрашено. 

Мы как уличные художники не хотим, чтобы наши работы существовали десятки лет. Мы согласны на их временность, но хотели бы чтобы это было хотя бы не один-два дня. 

Ситуация с согласованием в Петербурге не позволяет художникам, которые работают в уличном искусстве, а) зарабатывать денежные средства, которые нужны для работы и развития, б) оттачивать технику рисования: нет пустых стен, на которых можно было бы рисовать, не торопясь, тренируя свою технику. Сейчас художники ходят рисовать на «заброшки», а это создает угрозу их жизни и здоровья.

Среди мирового уличного искусства нет ни одного российского имени. Никто из наших художников не добился мирового признания.



Согласование занимает много времени и требует большого перечня документов, у художников на это нет ни времени, ни специальных юридических знаний. В нынешнем порядке согласования среди большого пакета документации нужно еще предоставлять договор, который заключен с художником, что он в течение десяти лет должен поддерживать роспись в надлежащем состоянии. Если есть заказчик, то он может с художником заключить такой договор, но если это стрит-арт и художники делают все за свой счет, то с кем художник будет заключать договор? Если художники будут сами заниматься согласованием своих работ, то рисовать они уже не будут.
Часто бывает, что сегодня мы прошли мимо стены, что-то тут же придумали и завтра уже рисуем. Разумеется, ни о каком согласовании в таких случаях речи не идет».

Как можно творить законно и не согласовывая, группа «Явь» продемонстрировала виртуальной выставкой «Генезис. 2020» – девять виртуальных работ на тему самоизоляции, которые реально не существуют: их можно посмотреть только на гугл-картах.

Художники редко обращаются в КГА за получением разрешения на размещение объектов городского искусства. В настоящее время лишь один проект находится в КГА на этапе согласования. Про этот проект, в котором тоже принимает участие группа «Явь», роспись стены дома во дворе Литейного проспекта – рассказали заказчики: Екатерина Роговцова, генеральный директор ЗАО «Полиграфическое предприятие №3», и Валентина Карпова, управляющий партнер компании «Проект 1». Посмотреть эскизы и узнать, почему так долго не удается согласовать с КГА роспись стены дома, не относящегося к историческому наследию, являющегося производственным помещением и находящегося в собственности заказчика, можно во второй публикации на сайте Владимирского округа, посвященной итогам круглого стола.

Какие нужны согласования?

Сейчас процедура согласования проекта в КГА состоит из двух этапов. Первый этап – выдача задания на разработку проекта благоустройства – занимает 30 дней, второй этап – согласование самого проекта благоустройства – занимает 22 рабочих дня. Вместе с заданием художник сразу получает рекомендации КГА и КГИОП о том, на что необходимо обратить внимание при создании проекта. Кроме того, в задании также указывается имущественно-правовой статус здания – в случае если здание является объектом культурного наследия – необходимо согласование КГИОП, если частная собственность – необходимо согласование собственников здания. Кроме того, важно помнить, что на лицевых фасадах зданий любое размещение элементов благоустройства, включая росписи запрещено. Однако за согласованием в КГА обращаются лишь единицы, инициатива по обсуждению размещения арт-проектов в пространстве городской среды от самих художников исходит крайне редко. Значит, процедура не так уж и проста? Или не все художники готовы принимать рекомендации чиновников?

Процедура должна быть максимально упрощена

Борис Вишневский,
депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга

«Тезис первый. Я обеими руками за уличное искусство. Тезис второй: я человек, во многом лишенный художественного вкуса, но я уверен, что таковыми же являются многие представители власти, которые выдают согласования.

Если не идет речь об исторических зданиях и их фасадах, входящих в состав охраняемых законом видов и панорам, если речь идет о боковой стене, о дворе или том, что не вторгается в исторический облик города, то единственное, что нужно  —  чтобы художник, который хочет что-то нарисовать, договорился с собственниками здания. В чужое имущество вмешиваться без согласования нельзя, я думаю, что эту норму все признают. И ничего больше. Никаких, как написано в законе уважаемого коллеги Четырбока, согласований уполномоченного  органами государственной власти эскиза или макета.

Кроме того, это преполагает, что у работника этого уполномоченного органа имеется художественный вкус, чтобы сказать, что хорошо, а что плохо  —  это абсолютно субъективная оценка. Оценить художественные качества рисунка объективно  —  невозможно в принципе. А из этого вытекает, что не должно быть никакого согласования макетов и эскизов никакими уполномоченными органами. Единственное, с кем надо договариваться,  —  это с владельцами. Если они согласны  —  рисуйте, что хотите. Единственное ограничение  —  не нарушайте иные нормы закона. Нельзя нанести надпись или рисунок, разжигающий национальную или религиозную вражду или что-то, что законом прямо запрещено. Если же этого нет, то никакого согласования не должно быть вообще, процедура должна быть максимально упрощена. И любая попытка привести ее в рамки регламента приведет только к тому, что ничего нарисовать нельзя будет вообще. Мой длительный опыт  —  30 лет  —  в городской власти и городской политике меня приводит к этому выводу».

Стрит-арт и художественный совет  —  это оксюморон

Сергей Ушан,
креативный директор агентства Zero

«Сама природа такого творческого жанра, как стрит-арт  —  рефлексивная, спонтанная и во многом партизанская, и любые попытки ее регулировать нарушают закон жанра, его обессмысливают. Это не отменяет того, что какие-то собственники  —  хозяйствующие субъекты  — имеют право видеть на своей стене нечто, ремонтировать свои здания, украшать, в таких обстоятельствах они вольны обращаться к художникам, художники вольны с ним договариваться на тех или иных условиях, сообразуясь со своей совестью, здравым смыслом, вкусом, текущей повесткой, которая их волнует, то здесь достаточно доброй воли. Если художники хотят, чтобы то, что они нарисовали, прожило не два дня и не месяц, а годы. А если собственник еще их уполномочит за этим хозяйством ухаживать и периодически  подкрашивать, то и слава богу  —  и мелкие деньги могут зарабатывать. 

Понятно, что за исключением тех законодательных норм, которые уже нечто запрещают, например, закон просто запрещает портить ландшафтные виды или, к примеру, фасад на Невском, то там не надо даже пытаться согласовывать  —  там ничего делать просто нельзя. Во всех остальных случаях, когда надо договариваться с собственником, возникает много вопросов, потому что на территории города в зонах с разным видом ценности с точки зрения городского ландшафта есть много разных собственников и крупнейшим собственником является сам город, которому принадлежат объекты недвижимости. Означает ли это, что надо договариваться с городом? Я не верю, что художники будут это делать. Не будут. Поэтому мне кажется гармоничной ситуация, когда решения спустились бы на уровень муниципальной власти. Художнику проще было бы обратиться в муниципальный совет, который бы придерживался принципа “разрешено все, что не запрещено”, не принимая на себя ответственность оценивать “красиво или не красиво”. Потому что стрит-арт и художественный совет  —  это оксюморон«.

Временное граффити могло бы считаться благоустройством

Сергей Сёмкин,
художник

В городе существуют места, которые приятны глазу. Кто-то нарисовал  —  и получилось шикарно. На Итальянской во дворике нарисовали на глухой стене Колизей  —  получилось изумительно, а ведь это самый центр города. Никакого согласования не было, жители сами защитили рисунок и теперь их двор вызывает чувство умиления. Эта история сыграла для города очень позитивно.

Колизей во дворе на Итальянской, 29. Фото: littleone.ru

Или во дворе дома 18 на улице Ломоносова большая детская площадка, спортивная площадка, там глухая стена, на которой были хорошие добрые граффити, которые вызывали позитивные эмоции, но их стали закрашивать, и по мере того, как хорошие граффити закрашивали, туда стали приходить граффитчики похуже и в результате вместо хороших граффити сейчас уже просто помойка. Был хороший красивый двор, потом все закрасили и двор стал хуже.
Если есть глухая стена без окон, которая не выходит на лицевую линию улицы, почему там нельзя делать проекты, согласовав их на каком-нибудь нижнем уровне? 

«Ундервуд» Довлатова во дворе дома 23 на улице Рубинштейна

Есть стены, которые требуют ремонта. Та же стена, где был мурал с печатной машинкой Довлатова. Стена выглядит жутко, она требует ремонта, но пока там могло бы быть временное граффити, которое могло бы считаться благоустройством.

Комиссия, все решает комиссия?…

Во дворе дома 23 по улице Рубинштейна под окнами комнаты, где жил Сергей Довлатов, на облупленной давно требующей ремонта стене в 2010 году появился рисунок печатной машинки «Ундервуд». Сначала половину машинки неаккуратно закрасили, потом ликвидировали весь рисунок, оставив стену в том же плачевном состоянии без ремонта. Произведения стрит-арта часто закрашивают очень быстро, при этом рекламные надписи могут красоваться на стенах годами.
Как можно было защитить рисунок? Можно ли вообще рассматривать произведения стрит-арта только с точки зрения художественной ценности? Уличное искусство часто актуально и быстро реагирует на повестку дня, это очень демократичная форма искусства, так что заслуживает открытой и демократичной оценки не чиновниками или искусствоведами, а самими художниками и жителями города. 

Хармс на улице Маяковского, 11. Автор: Pasha CAS

Только решением губернатора Георгия Полтавченко был сохранен ставший достопримечательностью Центрального района рисунок Паши Каса на доме, где жил Даниил Хармс.
Нужна ли на городском уровне комиссия, которая могла бы защищать произведения искусства и обсуждать художественные достоинства стрит-арта? Или, как уже прозвучало мнение на круглом столе, что должен быть бесконечный либерализм в этом вопросе?

Александр Кононов,
заместитель председателя Совета Санкт-Петербургского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

«Я двумя руками за либерализм, но, зная наших чиновников, понимаю, что они не оставят нас в покое. Сейчас, на этом этапе, было бы лучше, чтобы была общественная комиссия, которая бы говорила, что произведение имеет художественную ценность и его нельзя трогать. Потому что неоднократно были примеры, когда мы теряли какие-то эстетические городские объекты. 

Если художник работает в стрит-арте, он не претендует на то, что его произведение будет жить вечно. Но дальше горожане хотят это сохранить, как в истории с Хармсом, когда произведение стало культурным кодом города. Не художники, а сообщество хочет оставить. И тогда люди должны куда-то обратиться, не к чиновникам, а туда, где бы сказали, что это нужно оставить. Иначе мы каждый раз будем взывать к губернатору».

Валентина Карпова предложила обратить внимание на практику КГИОПа: «В КГИОПе есть механизм историко-культурной экспертизы, чтобы отделить процедуру и художественный замысел, пусть художественный замысел оценивают не чиновники, а специалисты, которые за подписью трех экспертов могли бы выдавать заключение».

Что предлагает округ

Может ли муниципальный округ стать посредником между жильцами и художниками? Во время круглого стола Светлана Петрова, председатель совета дома на улице Рубинштейна, призналась, что готова обсудить с жильцами дома возможность предоставить место для творчества художников, ведь ремонт дома запланирован только на 2030 год.
В современном городе броской рекламы в пространстве больше, чем уникальных художественных произведений стрит-арта, которые могли бы быть созвучны мыслям и настроению города. По-настоящему остроумные рисунки придают скучному месту статус достопримечательности, а жителям гордости. В одном из дворов улицы Марата уже больше года живет “Мститель в черном”. И пока не закрашен.

Мститель в черном. Автор: Слава ПТРК

Для уличного искусства важно, что произведение входит в диалог с пространством

Дмитрий Прытков, муниципальный депутат МО Владимирский округ

«Я общался со Славой ПТРК, художником работы “Мститель в черном”, он как стрит-арт-художник сказал, что работа уже год повисела и он готов расстаться с ней, но я ему предложил, что если мы договоримся с местными жителями, то сможем ее сохранить. Это одна из самых известных работ, я постоянно наблюдаю, как ради нее в двор заходят люди, фотографируют ее, она стала местной достопримечательностью. Здесь снимались сцены фильма “Брат”, так что работа вписана в местный контекст. Для уличного искусства важно, что произведение входит в диалог с пространством».

Глава администрации Владимирского округа Павел Небензя предложил определить перечень мест в округе, которые могли бы быть интересны художникам, администрация как посредники узнала бы мнение жильцов этих домов, предложить совету дома стать участником такого проекта.

Юрист Павел Шапчиц заметил, что выделение специальных мест для стрит-арта  может быть маленьким полномочием муниципалитета по определению таких мест.

Дмитрий Прытков объявил, что в округе готовы проводить фестивали и можно было бы создавать временные фестивальные конструкции под уличные работы.

Николай Сапрыкин откликнулся на предложение: «Есть три направления: граффити, стрит-арт (нелегальный, который нравится горожанам) и паблик-арт (когда рисуют легально в общественном пространстве), можно все три направления проработать во Владимирском округе. Стихийное граффити  –  вандализм, всегда будут ребята, которые хотят заявить о себе и будут делать это нелегально. А мы можем частичку это легализовать, дать возможность делать это легально. А сейчас нет мест в Петербурге, где художник может спокойно прийти и рисовать, все стены – нелегальны. В 2014 году открыли одну стену в Коломягах, она год поработала и вдруг оказалось, что она нелегальна. И закрыли стену».

Глава Владимирского округа Денис Тихоненко подвел итог встречи: «Город вряд ли отпустит уличное искусство в свободное плавание, так что мы все равно упремся в необходимость какого-то худсовета. Можно создать экспертный совет при МО, и мы готовы выйти с инициативой на уровне муниципалитета согласовывать стрит-арт в своем округе».

Поделиться ссылкой: